August 27th, 2009

  • polynx

Рожать или не рожать. Вот в чём вопрос.

Я сама – молодая женщина и проблема родов меня очень волнует. Но, прочитав пару новостей о работе наших гинекологов, начинаешь открещиваться от любой мысли о ребёнке.

Вот, пример, Елены Борейши. У женщины нормально протекала беременность. Потом она со схватками попала в больницу ст. Чернышевск-Забайкальский. Врач-гинеколог Ирина Горшкова осмотрела поступившую только через 5 часов после поступления, да ещё пару раз забегала в течение всего дня. Из-за недосмотра прекратилась родовая деятельность, и начало страдать сердцебиение плода. Операцию с применением акушерских щипцов проводили уже под наркозом. Новорожденную девочку еле реанимировали.

На этом, к сожалению, история не закончилась. Во время операции женщине рассекли левый мочеточник, да так и зашили. О выявленном блоке левой почки врачи также предпочли умолчать. Только через 9 месяцев на независимом медицинском обследовании страдающая женщина узнала – у неё теперь осталась всего одна почка. Подробнее об этой ужасной истории можно посмотреть тут.

Что за врачебная помощь, когда из здоровой матери сделали инвалида, а ребёнка еле спасли.

Doktor-killer
  • saplady

Благодарность!

Пролог. Друзья сообщества уже знают, что моя бабушка попала в больницу. Перелом шейки бедра, эндопротезирование. Все сделали просто замечательно, от наркоза отошла быстро, по её словам - "не тошнило, как 30 лет назад".
Подумав - решили, что лучше будет бабушке на даче... Конечно, у нас не коттедж пятиэтажный по Новой Риге, но и не сарай с лампочкой Ильича; окраина райцентра, около 20 км от Москвы. В общем, для восстановления условия с панелькой у МКАДа несравнимы, тем более, что родители большую часть времени сами на даче.

Собственно история. Сегодня днем заехала в ее квартиру, за вещами. Не успела открыть дверь - звонок на городской. Снимаю трубку.
- Добрый день.
- Добрый. Это квартира <фамилия>?
- Да.
- Мне нужна <ФИО бабушки>. Я её лечащий врач из ГКБ 20, Иван Валентинович. А с кем я разговариваю?
- Это её внучка.
- Скажите, как самочувствие, как нога?
- Всё в норме, бабушка не жалуется, ходит потихоньку. Она сейчас на даче.
- Если будут проблемы, звоните на номер <диктует>, спросите Ивана Валентиновича.
- Спасибо. До свидания.
- До свидания.

Вешаю трубку. И внезапно понимаю, что сказала, и какая картина предстала перед глазами врача: "Маленький домик, русская печка, дом деревянный, лавка и свечка," - бедная одинокая бабушка в среднерусской глуши где-то на границе Московской области. Вот так и появляются легенды о родственниках пациентов, которым всем поголовно не нужны пожилые бабушки-дедушки. :)

Уважаемый Иван Валентинович! Жаль, Вы не сказали свою фамилию. Но огромное спасибо за звонок и за то, что интересуетесь судьбой пациентки, которую уже выписали. Наверное, Вы обзвонились за ту неделю, пока в квартире никого не было. Также спасибо хирургам, анестезиологу и заведующему 2-й женской травмы 20 ГКБ. Без фамилий, простите, нет у меня сейчас документов.
404

об скорых убийцах

http://expert.ru/printissues/russian_reporter/2009/32/skoraya/

03. точка отсчета

Юлия Вишневецкая, корреспондент отдела «Репортаж» журнала «Русский репортер»

Один из двух авторов этого репортажа — фотограф Юрий Козырев — прошел практически все горячие точки в мире. Но, поработав неделю бок о бок с врачами пермской «скорой помощи», он признался, что такого напряжения не испытывал нигде. Люди, которые здесь пашут, живут на самой настоящей войне, с той лишь разницей, что они на ней спасают, а не убивают. «03» — это не просто срочная медицинская помощь. Это точка отсчета адекватности происходящего. Высота, с которой все видно слишком хорошо, чтобы питать иллюзии.

Не скоропомощные

— Ало, ну так вы едете или нет? На автозаправку: Трамвайная, 44? Я под кондиционером лежу, мне плохо!

— Плохо — это что?


Collapse )