September 11th, 2010

кошка

Диагноз по аватару?

Точней по пульсу
«Пульсовая диагностика в некоторых случаях может быть даже эффективнее, чем традиционные методы диагностики, — рассказывает Виталий Зоргач, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, специалист УЗД 8-й киевской городской больницы. — Так, наши врачи во время обследований, например УЗИ, выбирают самое «выгодное» для них положение пациента: как правило, на спине. Таким образом, многие патологии остаются так и не найденными. Тибетцы же измеряют пульс в разных точках и разных положениях. Но здесь крайне важно, кто проводит такое обследование — специалист или самоучка-шарлатан. Поэтому я скептически отношусь, когда пульсометрией занимаются после 2-месячных курсов».
Там еще про лечение. И комменты жгут напалмом
"Наши врачи раздробили медицину по специальностям и точно так же поделили наш организм. Кто -то лечит ухо, кто-то сердце...Бред. Обратите внимание - гастроэнтеролог ничего кроме ЖКТ не знает и не лечит. Организм - целостная система и лечить его нужно зная азы функционирования всех систем и органов. Тибетцы в этом молодцы. Поэтому у них и получается лечить и рак и хронику!"
Источник
кр.1

В БОЛЬНИЦЕ ИМ.ДЖАНЕЛИДЗЕ НЕТ ДАЖЕ ЗЕЛЕНКИ!

Петербург. 11 сентября, суббота, 18.02. Больница скорой помощи им. Джанелидзе. У входа охранник преграждает путь. «Не войдете. Вход только до 18ч». Объясняю, что час назад узнала, что на хирургии лежит знакомая 1924 г. рождения, пережившая блокаду. Одинокая. Прикована к постели. Прошу пропустить. Ответ: «Нет, не положено». Я как бы не верю ушам: «Молодой человек, на часах всего—то 18.03. Пропустите, пожалуйста, человеку 86 лет!, он беспомощен!» Ответ: «Нет, не пропущу. Вход только до 18». Не стану утомлять пересказом дальнейшей беседы с этим упырем. Ухожу.
Вечером выясняется, что пожилую даму, оказывается, выписали сегодня днем домой. Пояснять, что охранник не мог этого знать, само собой, излишне.
Больная, внезапно потерявшая способность ходить провела в 8—ой хирургии больницы около 10 дней. На просьбы посадить ее в постели следовал ответ сестры: «Нет времени вас приподнимать, на просьбу дать снотворное ответ — «Его нет у нас». Отказано также было и в зеленке, и в магранцевке. Мы где, господа?!
Еще 10 дней назад старая женщина ходила, обслуживала себя. В твердом уме и ясной памяти. Нынче она дома, в этом же твердом уме, но с пролежнями, которых не было бы, если бы врачи и сестры этого восьмого отделения работали (не говорю хорошо, нет), если бы они просто — РА БО ТА ЛИ. В пролежнях, от которых человека может избавить, простите, как правило, только смерть, коли они начались, — виновата больница. Разговоры о зарплатах, нехватке рук и т.д. обрыдли.
Так какого же черта, больница, не имеющая на отделении зеленки (!) , больница, в которой медсестра отказывает больному помочь приподняться на кровати, устанавливает тупой драконовский режим на входе?! Ответа нет.
Елена ВОЛЬГУСТ, театральный критик, журналист