August 20th, 2015

Candle by bulka
  • _cab_

Не время сейчас для розовых очков, товарищи...!!!

Образчик вполне музыкальной сдержанно-мужественной романтики, насыщенной чуть более, чем полностью добрым идиотизмом: "Мысли нам даются свыше, Но судьба нас ловит на крючки. Этот мир хочу хочу увидеть чище,..."

https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=pBajtFSGDOo
Танк

Как реагировать на смерть пациента.

Отсюда: http://www.katrenstyle.ru/articles/dlya_vrachey/vrachebnaya_etica/exitus_letalis2

Реаниматолог Александр Чернов делится опытом — как реагировать на смерть пациента

Как анестезиолог-реаниматолог я часто сталкиваюсь со смертью пациентов: за 12 лет врачебной практики число прошедших через меня летальных исходов, по самым скромным подсчетам, перевалило за 300. Иные пациенты умирали в буквальном смысле у меня на руках. К смерти других я имел весьма опосредованное, скорее, «присутственное» отношение. Некоторых больных я вел месяцами, зная историю их болезни от и ­до…

В этой статье на примерах из собственной практики я обобщу собственный опыт реагирования на смерть пациентов. А также представлю наиболее, на мой взгляд, эффективные ­рекомендации.

Сразу скажу, что интенсивность переживаний врача обусловлена в первую очередь степенью собственной ответственности — «виновности» в смерти пациента. Поэтому для себя я уже давно разделил все случаи летальных исходов на три ­группы:

* случаи, когда я не был лечащим врачом умершего пациента и оказался у его смертного одра лишь в момент констатации смерти или сразу после оной. Такие случаи я выделю в категорию «чужая ­вина»;

* случаи, когда пациент был обречен на скорый летальный исход и моя задача как врача сводилась лишь к корректной симптоматической терапии и стандартным реанимационным мероприятиям. Данную категорию случаев я назову «ничья ­вина»;

* случаи, когда я непосредственно вел пациента, лечил его в течение определенного периода времени, когда прогрессирующее или внезапное ухудшение его состояния происходило на моих глазах. Когда, оглядываясь назад, я понимаю, что мог бы избрать иной, не исключено, что более эффективный путь лечения. Такие случаи я отношу к категории «моя вина». Разумеется, случаи летальных исходов именно этой категории побуждают меня, и как врача и как человека, к особенно болезненному и тщательному ­самоанализу.

Чужая вина

Ночь. Приемное отделение. Карета скорой помощи доставляет кроху-пациентика: полуторагодовалый малыш выглядит вальяжно раскинувшимся на каталке между склонившейся над ним, заломившей руки матерью и беспокойно ерзающим врачом. Выхожу в холл приемника и наблюдаю, как доктор нервно, но категорично шепчет кинувшейся поднимать ребенка матери: «Я сам!» — берет на руки даже не пискнувшего кроху и с неуклюжей быстротой выбирается из автомобиля. «Осторожно! — вскрикивает мать. — Разбудите, потом не успокоим! Он у меня такой крикливый!»Collapse )
Candle by bulka
  • _cab_

Выхода нет...но есть мнение

Существуют ли выходы из организационного тупика, в котором оказалось отечественное здравоохранение?
Доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Юрий Комаров считает, что альтернатива есть.
Collapse )
Candle by bulka
  • _cab_

Лекция А.Лэнгле на тему «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка



<...> я опишу синдром выгорания и скажу несколько слов о том, как его можно распознать. Затем я попытаюсь рассказать о том фоне, на котором возникает этот синдром, а затем дать небольшой обзор работы с синдромом выгорания и показать, как можно его предотвратить...

27 ноября 2014 года состоялась лекция известного австрийского психотерапевта, основателя современного экзистенциального анализа Альфрида Лэнгле на тему «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение». Читать текст лекции на Тезис.ру (в небольшом сокращении)