nacmedpalata (nacmedpalata) wrote in doktor_killer,
nacmedpalata
nacmedpalata
doktor_killer

Кадровая политика и обучение глазами участников круглого стола

Центральными темами третьего круглого стола Нацпплаты, который прошел на прошлой неделе в ГД, стали вопросы кадровой политики в здравоохранении – общего медицинского и постдипломного образования, практической подготовки медиков. Точки зрения медиков и представителей власти как всегда стали полярными.
Открывая круглый стол, заместитель Министра здравоохранения Вероника Скворцова четко определила понятия сертификации, аккредитации и аттестации. Аккредитация вводится взамен сертификации и подразумевает более детализированное подтверждение соответствия специальности.
«В международной литературе – это два абсолютно идентичных понятия. Они означают подтверждение соответствия той работе, которую работник может выполнять. Но в сложившейся российской системе под сертификацией понимается фактически получение документа об окончании любого образовательного нового курса, который отрывает доступ ко всему медицинском профилю. Аккредитация – более детализированное понятие соответствия и позволяет получить индивидуальный лист допуска к конкретному виду медицинской помощи, аккредитационный лист расширяется непрерывно, увеличивается количество допусков в зависимости от его конкретных умений и навыков врача. Аттестация в отличие от предыдущих понятий – это необязательная процедура, а добровольная, которая позволяет уточнять квалификационный уровень человека, что непосредственно влияет на уровень его заработной платы» – сказала она.
На круглом столе также было уделено внимание вопросам лицензирования врачей. Профессор Власов, председатель общества доказательной медицины считает, что врачей необходимо лицензировать. «Лицензия предусматривает подготовку по специальности. Лицензия должна выдаваться врачу на основании полноценного последипломного образования. Человек, получающий лицензию хирурга после ординатуры, сдав соответствующий экзамен, должен быть подготовленным хирургом, а не полуфабрикатом, который выходит сейчас после интернатуры». Его поддержал и Евгений Костюшов, главный врач городской больницы г. Сертолово, который считает, что существующий порядок лицензирования и аккредитации необходимо менять, лицензировать необходимо не вид деятельности, а доктора.
Многие из присутствующих выразили непонимание относительно целесообразности замены сертификации на аккредитацию. Замминистра в свою очередь отметила, что с момента введения аккредитации врач становится субъектом права. Следующий шаг –создание профессиональных объединений, обладающих корпоративной ответственностью за своих членов.
По мнению большинства, тема профессиональной подготовки медиков требует дальнейшей законодательной доработки.
Гузель Улумбекова, председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству (АСМОК) крайне негативно отозвалась о качестве проработки пунктов по подготовке медицинских кадров и непрерывному образовании. Она напомнила присутствующим, что по самым нижним оценкам в России погибает от врачебных ошибок более 100 тысяч пациентов в год. Это в 4 раза больше, чем в ДТП. И это вопросы качества образования и подготовки врачей. «Решение образовательных проблем прописано плохо, и даже хуже, чем в существующих основах законодательства. Современные общепринятые нормы в части качества и непрерывности медицинского образования в законопроекте не отражены. Не отражено требование об обязательности прохождения послевузовской подготовки выпускниками вузов. Получается, что выпускник медицинского вуза, проучившись 6 лет, а по нормам образования практически 5 лет, сразу выпускается врачевать. Все страны хотят обезопасить свое население от врачебных ошибок, поэтому удлиняют сроки обязательной послевузовской подготовки, а у нас все наоборот», – сказала Улумбекова.
Лариса Габуева, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой экономики и управления в социальной сфере Академии народного хозяйства и государственной службы, обратила внимание на отсутствие в законе источников финансирования повышения квалификации врачей. «После вуза врачу обязательно нужно пройти аттестацию в соответствии со стандартами и порядкам – это государственное требование. Если это государственное требование, то государство должно финансировать это повышение квалификации. Если это государство, то давайте в законе определим источник».
Евгений Чазов выступил за сохранение субординатуры: «Во всех странах мира врач после окончания института должен еще год обучаться. Чтобы получить сертификат, он должен проработать определенное время в определенной клинике».
Первый проректор Первого медицинского университета Игорь Денисов обратил внимание на проблемы с клиническими базами. «Посмотрите правде в глаза. Вузы постепенно теряют эти базы, потому что переход на рыночные отношения побуждает администрацию клинических баз освобождаться от тех помещений, которые занимают кафедры для организации учебного процесса. Эта проблема государственная, и мы должны решать ее надлежащим образом. Собственных клинических баз, находящихся в оперативном управлении всего лишь 13 из 55 образовательных высших учебных заведений. Причем только у 2-3 вузов лечебная база может обеспечить многопрофильный лечебный уровень», – отметил бывший министр здравоохранения.
Василий Власов, председатель Общества доказательной медицины считает, что законопроект в части подготовки кадров настолько плох, что его нельзя принимать. Он отметил недопустимость исключения из закона интернатуры и выступил за проведение обучения на базе лицензированных медицинских организаций. «В законе упоминание о двух годах в ординатуре исчезло. Вначале оно упоминалось, а потом исчезло. Более того, последипломная подготовка врачей стала называться «практической подготовка». Как можно освоение семейной медицины, кардиологию, кардиохирургию после вуза называть практической подготовкой? Это не практическая подготовка, это образование. Один из дефектов этого образования в законопроекте – и я позволю даже себе использовать выражение заговора ректоров, который приводит к тому, что послевузовское образование реализуется через образовательные учреждения, организации. Я думаю, что наша страна, вслед за всеми развитыми странами, должна переходить к тому, что послевузовское образование врачей должно проводиться в лицензированных медицинских организациях. Я думаю, что врачи, профессора кардиологического научного центра и института Бурденко, могут без всякого вуза, без всякой кафедры у себя могут организовать у себя последипломную подготовку врачей», – считает профессор.
Вероника Скворцова, отвечая на прозвучавшую критику, отметила, что ординатура будет ранжирована. Минимальный ее срок от 2 лет, максимум – до 5 лет. Но она будет иметь модульную структуру. «А что касается вопросов, не получится ли дополнительных сложностей с подготовкой специалистов, если мы перейдем на систему ординатуры без интернатуры. Специальные просчеты были проведены с Министерством финансов. Уход от интернатуры позволяет нам существенно увеличить количество мест в ординатуру, оставив первую ординатуру бесплатной для всех. Поэтому никаких ограничений дополнительно не возникает». Также она обратила внимание присутствующих, что сейчас с целью устранения кадрового дефицита разрабатывается система целевого контрактного приема и в медицинских вузах до 50% мест будет специально выделено на целевой прием и целевое распределение. Также на основе создаваемого национального регистра медицинских работников можно будет выстраивать обоснованную кадровую политику.
Некоторые из присутствующих отметили необходимость подключения к работе над образовательными стандартами представителей профессиональных объединений. Например, Лариса Габуева обратила внимание, что согласно законопроекту общественные объединения не привлекаются к разработке стандартов. «Стандарты профессиональной подготовки, повышения квалификации, тем более в свете Болонской концессии, накопительных кредитов, которые мы делаем в вузах. Конечно, ассоциации, профессиональные объединения должны принимать участие».

Отдельной дискуссионной темой стало определение в законе медицинской услуги и медицинской помощи.
Представитель адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Порфирьев считает, что появление в законопроекте понятия медицинской услуги автоматически влечет за собой появление массовых судебных споров. «Закон, который уходит больше от понятия медицинской помощи и приходит к понятию «медицинская услуга» открывает гигантский рынок для юридических услуг. С 1993 года по 2008 год в нашей судебной практике разделение было такое. Медицинская помощь – это все то, что идет по обязательному медицинскому страхованию. Медицинские услуги – это то, что по коммерческому основанию. Так было в судах. Медицинские услуги становятся классическими услугами, на которые будут распространяться абсолютно все положения Гражданского кодекса возмездного оказания услуг, как ремонт квартиры, подметания пола. И все нормы закона о защите прав потребителей».
Манина Лесникова, исполнительный директор Новосибирской ассоциации врачей предостерегла законотворцев от совершения ошибки. «Закон о защите прав потребителей изначально ставит врача в виновное положение. Бремя доказывания вины лежит на медике. Он может доказать невиновность. Но дело в том, что причинитель вреда по закону о защите прав потребителей, даже если он докажет, что нет его вины, он все равно несет ответственность. В полном объеме».
А вот Вероника Скворцова отметила, что термин был введн исключительно для экономического обоснования медпомощи:" чисто финансовый обеспечивающий термин, не имеющий отношения ни к врачам, ни к пациентам".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments