Dr. Cabriolet (drcabriolet) wrote in doktor_killer,
Dr. Cabriolet
drcabriolet
doktor_killer

Цитата из книги:

Подполковник медицинской службы Александр Евгеньевич Лукашов давно уже научился по какому-то внутреннему наитию безошибочно угадывать: будут во время его дежурства «внеплановые поступления» или нет - и чутье практически никогда не подводило хирурга, прошедшего Афган и парочку не менее веселых «точек» бывшего Советского Союза… Перед большой и нервной работой у Лукашова почему-то всегда слегка зудело левое запястье - словно на перемену погоды…
При заступлении на дежурство по клинике ВПХ Александр Евгеньевич поинтересовался у ответственного дежурного полковника Вараксина - сколько поступлений дали в Центральную? Вараксин благодушно улыбнулся:

- У нас и так все под завязку, так что от Центральной подарков быть не должно… Может, и проскочим по-тихому, а, Александр Евгеньевич?
Лукашов помассировал левую кисть и с сомнением покачал головой. Разнарядка разнарядкой, а если «тяжелого» доставят прямо к подъезду, минуя Центральную - его все равно придется брать, это любой врач знает…
И тем не менее, день прошел спокойно - относительно, конечно… Работы в клинике, специализирующейся на боевой травме или на том, что может ее имитировать - хватает всегда. Подполковнику порой казалось, что Питер окончательно превратился в воюющий город - клиенты с «огнестрелами» поступали в клинику с удручающей регулярностью и оптом, и в розницу… И это помимо жертв автокатастроф и несчастных случаев - пожаров, падений с большой высоты… Да еще «суицидники-неудачники»… А такие клиенты ведь задерживались в клинике ВПХ не на день-два.
Как бы много работы не было - Лукашов всегда старался раскидать ее так, чтобы успеть вечером посмотреть в ординаторской по телевизору новости. Просмотр новостей под чаек с бутербродами был для Александра Евгеньевича своеобразным ритуалом - подполковник любил, расслабленно развалившись в кресле, послушать, что расскажет по НТВ Танечка Миткова, потом переключал телевизор на «пятый» канал и внимал городским новостям от программы «Информ-TV». Самое любопытное заключалось в том, что в обычные дни, дома, Лукашов вообще не смотрел новости, а на дежурстве торопился к «ящику» точно так же, как домохозяйки, страшащиеся пропустить начало очередной серии очередной мыльной оперы…
Выпуск «Информ-TV» подходил к концу. Ведущая доверительно округлила глаза и сказала проникновенно:
- С каждым днем близится торжественное открытие Игр Доброй Воли, которые, несомненно, станут настоящим праздником для всех любителей спорта и в Петербурге, и далеко за его пределами. Однако, видимо, не всех устраивает то, что Игры пройдут именно в нашем городе. Некоторые круги нагнетают обстановку и распространяют слухи о том, что ситуация с преступностью в Петербурге может помешать достойному проведению спортивного форума. Мы попросили прокомментировать эти слухи начальника ГУВД генерала Локтионова…
В кадре появился насупленный милицейский генерал, который, глядя перед собой в одну точку, начал выталкивать из себя казенные фразы, делая между предложениями длинные паузы:
- Я бы не стал преувеличивать проблему с преступностью на сегодняшний день… Нами предприняты все меры, чтобы Игры Доброй Воли прошли без малейших инцидентов… Мы, так сказать, начали готовиться заранее и предприняли ряд усилий, направленных на выдавливание преступников из города… Это не могло не сказаться на оперативной обстановке - она существенно изменилась в лучшую сторону… В этой связи удивляет позиция американского консульства, которое распространило доклад, в котором, в частности, Петербург прямо называется опасным для иностранцев городом… Я с таким утверждением категорически не согласен… Наш город абсолютно не опасен для западных туристов - за исключением тех, которые сами ищут себе приключений… А панику вокруг преступности и организованной - в том числе, раздувают те, кто хотят любой факт сделать жареным - это касается и ряда журналистов, в том числе и наших, питерских… Я пока не хочу называть имена этих сочинителей, но подчеркиваю - журналисты должны чувствовать свою ответственность перед городом, страной, читателями - а не увлекаться «клубничкой»… Повторяю - организованная преступность в Петербурге, конечно, есть, но она на сегодняшний день просто не в состоянии помешать нормальному проведению Игр Доброй Воли… Правоохранительные органы полностью контролируют обстановку и добились существенного снижения количества тяжких преступлений в нашем городе…
Генерал говорил что-то еще - все так же насуплено и весомо, но Александр Евгеньевич уже его не слушал - противно стало. Кто-то, может быть, и поверит в «изменения к лучшему» оперативной обстановки, но Лукашов-то работал в клинике Военно-полевой хирургии, а не в богадельне. И по личным наблюдениям хирурга - криминальная обстановка была очень и очень далека от нормальной…
Александр Евгеньевич хмыкнул и повернулся к двум курсантам-третьекурсникам, которых курировал и которые специально пришли на его дежурство попрактиковаться:
- Ну, что пригорюнились, орлы? Мало ли, что генерал сказал - у нас работы меньше не будет, я вам это гарантирую…
Курсанты вежливо промолчали, а Лукашов продолжил:
- И вообще - если хотите стать толковыми врачами, то должны уметь сами себе работу находить, даже если свежих поступлений нет… Вот, помню, лет пять назад у нас один немец учился, еще из ГДР. Так тот пришел один раз, покрутился, покрутился - взял да и побрил одного реанимационного… Нашим такое даже в голову не приходило… Тогда, правда, все немного по-другому было, и клиенты не такие беспокойные поступали… Про ЧП на прошлой неделе слышали?
«Курсачи» дружно кивнули - вся Академия несколько дней обсуждала неслыханный дотоле случай - в ВПХ привезли раненного в какой-то разборке бандита, реанимационная бригада всю ночь его вытягивала с того света, вытянула еле-еле… А через несколько дней, утречком, часов в восемь, как раз когда пересменка шла, к центральному входу клиники подъехала «Волга», из которой вышел неприятный человек в белом халате… «Доктор» дошел, никем не остановленный, до палаты, осмотрел внимательно прооперированного, вынул из халата пистолет, два раза выстрелил бедолаге в голову и ушел…
- Так вот, - веско сказал Александр Евгеньевич. - Люди к нам попадают разные, поэтому без дела по отделениям не шарахаться, права не качать, излишнее любопытство не проявлять…
Лукашов посмотрел на молодых медсестер у стола, о чем-то оживленно шептавшихся, и добавил:
- Генерал Ерюхин официально заявил: «Пусть от киллеров клиентов защищают те, кому это положено, а мы, персонал, важнее…» Понятно? Мы за жизнь больного только на операционном столе боремся, а грудь под пули подставлять - необязательно. И в разговоры доверительные с раненными не лезьте - только по специальности… А кто и почему их на тот свет отправить хотел - пусть милиция выясняет… Мне тут Пинкертоны не нужны, мне больше Пироговы требуются. Ясно?
- Ясно, - закивали курсанты.
- Ну, а раз ясно - по коням и в бой. Слушайте задачу…
Через несколько минут Лукашов с курсантами вместе ушел на обход, а вернулись они в ординаторскую лишь около двух часов ночи.
- Ну что, орлы… - хотел было начать предварительный «разбор полетов» подполковник, но закончить фразу ему помешал вбежавший в ординаторскую санитар:
- Александр Евгеньевич, там милиция какого-то «черного» привезла, плохой совсем, вроде, доходит уже…
- Ну вот, - вздохнул Лукашов, быстро вставая. - А вы боялись…
Человек, доставленный в приемный покой, и впрямь, был очень плох - волосы и лицо в запекающейся крови, открытый рот щерился обломками зубов, обрывки футболки почти не скрывали множественных кровоподтеков на теле… Александр Евгеньевич сразу отметил входное пулевое отверстие на левой стороне груди и стал очень серьезным.
- Вы его привезли? - обратился Лукашов к двум мрачным мужикам в штатском. Тот, который был постарше, кивнул, ссутулив широченные плечи, и провел пятерней по жесткому ежику седеющих волос:
- Да… Мы из РУОПа… Вам должны были звонить…
- Раз должны - значит позвонят, - пожал плечами Лукашов. - Давайте пока карту на него заполним.
Раненный, и впрямь, был похож на южанина, поэтому, когда старший «руоповец» сказал, что его фамилия Иванов, Лукашов удивился - впрочем, виду не показал и начал отдавать деловитые распоряжения курсантам и санитару:
- Так, давайте его быстро на каталку и срезайте одежду осторожно… Ух, ты… Неплохо парня обработали…
- Он будет жить, доктор? - подвинулся к подполковнику «руоповец» помладше - худощавый, с копной черных кучерявых волос на голове.
Лукашов, занятый предварительным осмотром, вопрос проигнорировал. Александр Евгеньевич пальцами открыл веки «Иванову» и, убедившись в том, что зрачки разные, пробормотал себе под нос:
- Внутричерепная гематома…
Лукашов выпрямился и сказал курсантам:
- Так, ребятки, давайте-ка его быстренько в рентгенкабинет… Значит, делаем рентген грудной клетки - посмотрим, спаялись у него легкие или нет, потом рентген черепа, рентген левой голени и потом лапороцентез… Все ясно?
Курсанты толкнули каталку с неподвижным телом «Иванова» к выходу из приемного покоя, а Лукашов, не обращая внимания на «руоповцев», порывавшихся у него что-то спросить, подошел к аппарату внутренней телефонной связи и набрал номер ответственного дежурного:
- Алло, Василий Викторович, Лукашов докладывает… У нас клиент поступил, тяжелый, РУОП привез… Ах, звонили уже? Интересно… Предварительный диагноз; проникающее сквозное пулевое ранение левой половины грудной клетки в третьем-четвертом межреберье, ушиб головного мозга, закрытый перелом левой голени, ожоги второй-третъей степени - два-три процента, травматический шок, множественные ушибы. Это на первый взгляд… Состояние крайне тяжелое, вы подойдете?… Не знаю, какой-то Иванов… А кто звонил, если не секрет?… Ах, даже так!… Понятно…
Услышав от полковника Вараксина, что раненным, которого еще только втаскивали в приемный покой, уже интересовался начальник Академии генерал Шевченко, Лукашов несколько помрачнел… Стало быть, «Иванов» этот - из «блатных». Генерал-то ведь, скорее всего, тоже не по своей инициативе интересовался - видимо, и ему позвонили… А значит - будут дергать, и если этот парень помрет, то вони будет много…
Александр Евгеньевич положил трубку и повернулся к «руоповцам». Кучерявый шагнул к хирургу и спросил снова:
- Он выживет, доктор?
Лукашов неопределенно пожал плечами:
- Вы все сами слышали - состояние крайне тяжелое, какой-либо прогноз сейчас сделать сложно… Я не Господь Бог и даже не Ванга-прорицательница…
У старшего «руоповца» дернулась левая щека, он сглотнул с усилием и спросил тихо:
- Но хоть какая-то надежда есть?
Александр Евгеньевич вздохнул:
- Надежда всегда есть… Он что, из ваших?
Широкоплечий быстро взглянул на кучерявого и кивнул:
- Да, из наших… Он должен выжить, доктор, понимаете - должен…
Лукашов махнул рукой:
- Я все понимаю… Мы сделаем, что сможем… Мужики, вы бы шли домой… Водки выпейте… Помолитесь, если верите…
Кучерявый качнул головой:
- Мы тут подождем… Скажите, мы помочь чем-то можем?
- Можете, - кивнул хирург. - Если дергать нас не будете… Ну, и, хотелось бы, чтобы этого хлопца добивать в операционную не пришли… А то у нас тут, знаете ли, прецедент уже был…
- Не придут, - угрюмо сказал широкоплечий. - Работайте спокойно… Только, доктор, я очень вас прошу - когда что-то прояснится, вы пошлите кого-нибудь к нам… А мы тут посидим, подождем… Ладно?
- Договорились… Только это еще не скоро будет.
- Ничего, мы подождем, сколько нужно…
- Как знаете… - Лукашов кивнул руоповцам, ободряюще улыбнулся, а потом повернулся и быстрыми шагами вышел из приемного покоя.

Subscribe

  • юмор

  • Блин.....

    Такую группу профукали.... все от безмозглых модераторов, зарезавших материалы, которые могли максимально выстрелить в ТОПы... Ни себе - ни людям...…

  • Занимательная римская медицина.

    А, вот, сняли фильм про римскую медицину. Есть свои минусы и плюсы, но мы старались.18+ Фото для понимания, видео по ссылке.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments