Айболит-67 (aybolit_67) wrote in doktor_killer,
Айболит-67
aybolit_67
doktor_killer

Categories:

Бог Халява и его жрецы

Статья 41: 1. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.
Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счёт средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.


Бог Халява и его жрецы


P1080344 Эта история случилась в далеком 1956 году. В город Пярну, располагавшийся тогда не в Евросоюзе, а в Советской Эстонии, приехала молодая семья. Он – офицер, авиационный инженер, прошедший войну. Министерство обороны отправило его служить сюда, обеспечивая полёты новеньких реактивных МиГ-19, используемых в противовоздушной обороне нашего северо-западного направления. Она – недавно закончившая медицинский ВУЗ, врач-невропатолог (так в те годы именовали нынешних неврологов), тоже прошла войну в качестве медицинской сестры. Оба весёлые, общительные, оба полны энтузиазма. В любой компании – всегда в центре. Именно про таких и говорят – «душа компании».

Нужно заметить, что с этой семьей я лично познакомился лишь спустя четверть века, и было мне тогда всего пять годков от роду. Тем не менее, люди эти были настолько обаятельными и красивыми, что запомнились мне на всю жизнь. Запомнились не только десятилетиями последующего с ними общения, а именно с первого раза, очаровавшие меня навсегда. Но это так, к слову, хотя и немаловажно для понимания того, что произошло тогда, в далеком 1956…

Поселилась молодая семья, как это делали до них и после них тысячи других молодых офицерских семей, на съёмном жилье, у эстонской хозяйки. Никакого негативного отношения к себе, как к «оккупантам», они со стороны этой эстонки не видели, подружились и настолько понравились друг другу, что и позже, уже после развала СССР, все ещё ездили к ней отдыхать в прелестный курортный город Пярну.

Муж стал служить, как ему и было положено, и его полк самоотверженно (и столь же безуспешно) пытался перехватывать американские высотные разведчики «Dragon Lady», пролетавшие над ними настолько регулярно, что по ним можно было сверять часы.

Жена же пришла в районную поликлинику, устроилась в кабинете и начала вести амбулаторный приём.

Нужно понимать чувства молодого советского врача той эпохи. Воспитанные в духе самоотречения и беззаветного служения своему долгу, комсомольцы не в том смысле, которое наше поколение вкладывало в это слово, видя перед глазами наглых и беспринципных карьеристов образца восьмидесятых; нет, отнюдь! Совсем другая эпоха – это были комсомольцы, штурмовавшие Берлин и восстановившие страну из разрухи. Это было поколение, которое в первую очередь было приучено мыслить об общественном благе, и даже в последнюю очередь считало зазорным думать о собственных удобствах. Это был совершенно другой мир, населённый совершенно другими людьми…

Итак, наша героиня сидит в кабинете невропатолога и старается если не исцелить, то хотя бы облегчить жизнь всем жителям вверенного ей района. И люди идут к ней, и она их лечит.

Я никогда не обращался к ней за помощью в качестве пациента, однако все, кто знал её в работе, рассказывали мне впоследствии, что специалистом она была великолепным.

Муж гоняет по небу империалистических хищников, а жена исцеляет нервные болезни. Жить бы этой семье – поживать, да добра наживать, однако не всё так безоблачно. Проходит три-четыре месяца и молодой невропатолог замечает, что пациентов у неё становится меньше. Возможно, она уже вылечила все нервные болезни во вверенном районе? Возможно – торжествует профилактическое начало нашей советской медицины? Если бы так… В другом кабинете приём ведёт пожилой эстонский врач-невропатолог, и к нему стоят в очередь. То есть, как ни крути, а получается, что пациенты не хотят идти именно к ней.

Это сегодня, в нашем мире я, увидев пациента, который не хочет лечиться у меня, только перекрестился бы, да и выдохнул шумно, мол «баба с возу – кобыле легче». А тогда, я повторюсь – был иной мир и иные нравы.

Молодой невропатолог загрустила и запечалилась. Она пыталась что-то изменить, но всё становилось ещё хуже. Вскоре наступил день, когда к ней на приём не пришел ни один человек…

Вернувшись домой, потрясенная происходящим и не в силах сдержать эмоций, она села на подоконник и заплакала, что вполне простительно для молодой женщины, оказавшейся в столь непростой ситуации.

Увидев это, эстонская хозяйка дома подсела к ней рядом и стала выяснять, что же с ней случилось. Муж – военный – может что-то с мужем?

Нет, здесь все хорошо, служит, жив - здоров, получил очередное звание… тогда что же?

Сквозь всхлипывания и слезы она рассказала эстонке про свою беду.

- Подожди ты плакать, давай разберёмся в ситуации – с великолепным эстонским акцентом сказала хозяйка дома. Они были почти ровесницы.

- Давай разберемся в ситуации – повторила она – у тебя были конфликты с пациентами?

- Нет, никогда не было – ответила наша героиня. – Это же больные, они болеют, а значит – всегда правы (так её учили в советском ВУЗе). Я всегда старалась быть внимательной…

- Ну, хорошо, - продолжала хозяйка, обстоятельно вникая в суть возникшей проблемы – а сколько ты с них берёшь за свой прием?

…………………………………………………………………..

немая сцена.

В те годы даже помыслить о том, что с больных за приём можно брать какие-то деньги наша героиня не могла. Ещё раз повторюсь – это был советский человек, ещё недавно – комсомолка и фронтовая медсестра.

(Причём – нужно заметить: тогда, в далёком 1956 году, получение врачом денег с пациента не преследовалось уголовным кодексом (!). В силе был еще сталинский УК-26, в котором были и пресловутая 58-ая, и легендарный «указ 7/8» и много ещё чего живого и прогрессивного, но вот статьи за то, что пациент заплатил врачу – не было, так как это не рассматривалось как преступление. И только в новой редакции уголовного кодекса, в хрущёвском УК-60, появилась наша родная 1562, которой нам потом, в начале девяностых, всю плешь проели…)

- Что значит «сколько беру»?! - возмутилась наша героиня. Слёзы сразу высохли и на её лице было выражение сильнейшего негодования – Конечно же – нисколько!

Реакция эстонской хозяйки была для неё неожиданной. Эстонка захохотала, причём так, что некоторое время не могла остановиться. Это было даже как-то невежливо, особенно со стороны представительницы народа, сдержанного от природы…

Закончив хохотать, местная жительница вновь придала своему лицу чопорное выражение, которое является для Эстонии и других стран Балтии практически фирменным знаком, и заговорила:

- Теперь понятно, почему к тебе на приём никто не приходит. Раз ты не берёшь денег за свою работу, значит ты не несёшь ответственности за результаты своего труда. Нужно быть уже совершенно сумасшедшим человеком, что бы доверить своё здоровье «специалисту», который не несёт ответственности за результаты лечения. Совершенно очевидно, что они к тебе не хотят идти. Пярну – городок маленький, здесь все на виду, а особенно врачи. Как ты думаешь, о чём говорят пожилые люди, которые сидят на лавочках в парке? Одна из основных тем их обсуждений – это врачи. И эта система распространения информации эффективнее, чем московское радио. Ладно, не плачь. Иди завтра спокойно на работу и веди приём. Я поговорю с соседями и мы всё постараемся исправить. Но только помни, что если тебе люди дают деньги, то это значит, что они заключают с тобой договор и доверяют тебе. Не отказывайся впредь от их доверия…

На дворе стоял 1956 год от рождества Христова, 39 год Великой Октябрьской Социалистической Революции…

К чему весь этот рассказ? Давеча мне случилось побывать в городе Таллинне, в гостях у друзей и коллег. Я зашел в Таллиннскую больницу. В приёмном отделении висел плакатик на русском и эстонском языках, который меня весьма заинтересовал. Там было написано, что любой приём пациента в этом приёмном отделении стоит 3,20 Евро. Любой приём. Увидев мой интерес, сопровождавший меня эстонский врач улыбнулся и пояснил:

- У нас в Эстонии обязательное медицинское страхование. Это значит, что любой житель страны имеет страховой полис и может обращаться к врачам по мере надобности. В то же время – 3.20 – это мера, направленная на то, что бы граждане не злоупотребляли этим «бесплатным» ресурсом. У нас тоже есть маргиналы и это простая уловка, чтобы остановить поток совсем уж нелепых обращений к врачу…

- И насколько она эффективна? – спросил я с интересом

- Более или менее – ответил мне эстонский коллега. – Эффективно было бы сделать 10 евро, но администрация не идёт на это из политических соображений.

Бесплатная медицина всё–таки не должна быть халявной медициной! «Бесплатное» - это ресурс, оплаченный из собранных с нас же общественных фондов, о чем внятно говорится в пресловутой 41 статье нашей конституции. Я рассказал об эстонском опыте десяти своим коллегам, работающим в приёмных отделения крупных стационаров.

- Гениальное решение! – такова была их единодушная реакция на мой рассказ.

На 3,20 € в Таллинне можно купить 2-3 бутылки неплохого пива.

«Доктор, у меня что-то жопа чешется, почеши мне жопу, ты же клятву давал» - кто из нас за свою практику не сталкивался с чем-то подобным? Цена вопроса – 3,20…

Понять, чем «халявное» отличается от «бесплатного» можно на примере телеги яблок.

Если яблоки бесплатные, то я подхожу к телеге, беру с неё одно яблоко, деликатно обтираю его о свой френч (асептика!) и аппетитно съедаю, выкинув огрызок в урну. Если яблоки особенно вкусны, я говорю: «большое спасибо, а можно мне ещё одно?».

Если яблоки халявные, то я, сначала, съедаю столько яблок, сколько смогу, пока не появляется отрыжка. Потом я надкусываю остальные яблоки, потому что внутрь меня они уже не лезут. Потом я уже не могу надкусывать, потому что устали челюсти – тогда я забираюсь на телегу, спускаю штаны и испражняюсь (обильно дефецирую, или, проще говоря - сру) на оставшиеся яблоки, пытаясь загадить их как можно больше. О френч я яблоки не вытираю, вместо френча на мне – спортивная куртка «Адидас» китайского пошива. Вот что такое «халява».

Халява (по утверждению Александра Никонова) – древний и великий бог. В нашей стране этот языческий бог имеет невероятное количество поклонников, есть и откровенные служители культа халявы, или, иначе говоря – его жрецы.

Так что статья 41 в нашей конституции не совсем корректная. Следовало бы там, где сегодня написано «бесплатно» читать – «на халяву», ибо именно так, не бесплатно, а на халяву используют медицинские ресурсы подавляющее большинство граждан нашей великой страны.

И наши северо-западные соседи, эстонцы, которых я не очень-то и люблю, тем не менее веками знали, что за страшный бог обитает к востоку от них, там, за Чудским озером. И для того, что бы злой бог Халява не забрал их душу и не поселился в их сердце, они придумали чудодейственный оберег. Для этого нужно немного – холщовое саше на кожаном ремешке, в котором лежат, позвякивая, три евро и двадцать центов. Такое вот языческое колдовство…

И тот, кто не платит врачам, и тот, что по ночам ворует магнитолы из автомобилей, и чиновник, который за бесценок продает налево триллион тонн или кубометров какого-то ресурса – это не три разных человека. Это один и тот же человек, средний россиянин, приносящий очередную ритуальную жертву своему могущественному языческому божеству. И в лифтах наших он гадит в первую очередь оттого, что лифт у нас – на халяву, езди – не хочу…

Халява Великий, хлеб наш насущный дай нам днесь…

С уважением и до скорой встречи,
Айболит-67
Tags: Наше Здравозахоронение, а вот за бугром..!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments