second_doctor (second_doctor) wrote in doktor_killer,
second_doctor
second_doctor
doktor_killer

Categories:

Гланды обезьяны

«- Я вам, сударыня, вставляю яичники обезьяны»

Михаил Булгаков, «Собачье сердце»


Рассказывая про доктора Юрия Вороного с его трупной почкой и «тифознобольными» красноармейцами, невозможно не упомянуть почти полного его однофамильца – Сергея Воронова. Оба родились в девятнадцатом веке, оба занялись азами трансплантологии, только один в СССР, а другой во Франции. Эффект от их работ получился разный. Но, обо всём по порядку…

С давних времён силы прогрессивной философской общественности брошены на разрешение насущнейшего вопроса: Что было в начале, курица или яйцо? Проведённые нами исследования в области истории медицины и трансплантологии со всей очевидностью показали: Вначале был петух доктора Гюнтера. В XVIII веке английский врач Д. Гюнтер начал изучать строение, функцию и роль желез секреции в процессах жизнедеятельности организма. Он пересадил половую железу петуха курице. В результате у курицы вырос гребень, а ее поведение стало напоминать петушиное. В 1849 г. немецкий профессор Адольф Бертольд доказал, что последствия кастрации у петуха исчезают при реимплантации удалённых желез.

Во второй половине XIX века пожилой французский физиолог Шарль Эдуард Броун-Секар (1817-1894 гг.) прославился тем, что ввёл себе внутривенно водный настой яичек морской свинки (морского свина, если быть точным). После инъекции старик отметил повышение интеллекта, усиление половой функции и нормализацию деятельности толстого кишечника. Последнее, вероятно, имело решающее значение для Броун-Секара, поскольку профессору на момент эксперимента было семьдесят два года. Наука обязана Броун-Секару рядом исследований о составе крови, о животной теплоте, о спинном мозге и его болезнях, о мышечной, нервной и ганглиозной системе. Но весёлой французской публике старый проф запомнился почти исключительно благодаря курьёзной инъекции.

В 1914 г. Гармс опубликовал опубликовали результаты своих опытов на морских свинках и крысах. Учёный пересаживал старым животным половые железы молодых. Общее состояние оперированных животных как правило улучшалось, вылезшая шерсть заменялась новой, восстанавливался апетит, драчливость, libido и potentia generandi.

Под самый закат XIX века к делу изучения яичек подключился молодой экспериментатор из России Сергей (Самуил) Воронов. Воронов родился в деревне (или селе?) недалеко от Воронежа. Датой его рождения считается 10 июля 1866 года — день обрезания мальчика в синагоге. В 18 лет Воронов иммигрировал во Францию и занялся изучением медицины. По иронии судьбы учителем подающего надежды еврея стал Алексис Каррель – выдающийся хирург, но при этом убеждённый евгеник. Алексис Каррель, лауреат Нобелевской премии по по физиологии и медицине, член совета американского Рокфеллеровского института, вскоре после начала Второй мировой войны вернулся в Париж и во время немецкой оккупации Франции сотрудничал с нацистами. Умер Каррель весьма своевременно - 5 ноября 1944, вскоре после ухода немцев из Парижа. Но вернёмся к нашей яичнице.


Сергей Воронов

В 1889 году, Воронов ввел себе под кожу экстракт перемолотых яичек собаки и морской свинки. Эксперимент не оправдали его надежд. Содержащиеся в экстракте половые гормоны хотя и оказывали предусмотренный природой эффект, но быстро распадались. К тому же, попадающий в кровь вместе с экстрактом чужеродный белковый материал при повторном введении вызывал аллергическую реакцию. Разочаровавшись в рецепте Броун-Секара, Воронов отправился на Ближний Восток и с 1896 по 1910 годы работал в должности лейб-медика хедива Египта. На Ближнем Востоке Воронов изучал последствия кастрации у евнухов: «Находясь в Каире, я в первый раз имел возможность увидеть и наблюдать евнухов. Я узнал, что их кастрируют в возрасте от 6 до 7 лет, т. е. значительно раньше, чем организм испытает хотя бы кратковременное влияние возмужалости, и задолго до полного развития тела и прекращения его роста». Наблюдения привели Воронова к мысли, что внутренняя секреция половых желез влияет на строение скелета, на процессы ожирения, способность к мышлению и запоминанию. У евнухов рано появлялось старческое помутнение роговой оболочки, рано седели волосы, то есть, появлялись те же самые явления, что и у людей в пожилом возрасте. Отсюда следовал естественный вывод: Секреция желез поддерживает активность организма на должном уровне и замедляет (если не прекращает вовсе) старение. А «износившиеся» железы можно заменить.

Воронов предположил, что пересадка желез даст более длительный эффект, чем простые инъекции. Вернувшись в Париж в 1910 году, Воронов стал директором станции экспериментальной хирургии в Колледж де Франс и занялся экспериментами по пересадке желез внутренней секреции. Вначале Воронов обратил внимание на ткань щитовидной железы. В иллюстрированном журнале «Искра Воскресенья», от 29 июня 1914 года появилась следующая статья:

«Сенсационное открытие. Во французской медицинской академии наш соотечественник, доктор Сергей Воронов, сделал сенсационное сообщение об операции, произведенной им в его клинике над 14-летним мальчиком идиотом. С шестилетнего возраста умственное развитие этого мальчика остановилось, причем явно обозначались все признаки ненормальности и кретинизма: потухший взгляд, тупость и непонимание самых обыкновенных вещей. Воронов сделал этому мальчику прививку зобной железы обезьяны. Успех превзошел ожидания. У мальчика ожил взгляд, появились умственные способности, понятливость, любознательность».

Весьма вероятно, что заболевание маленького пациента Воронова скорее всего было связано не с врождённой гипоплазией (недоразвитием) щитовидной железы, а с обычным в то время дефицитом йода в воде и пище. Микроскопические дозы йода дали бы тот же самый эффект, что и операция. Причём, эффект не временный, а постоянный. К тому же, согласитесь, лечение бедных больных с микседемой выглядит совсем не так круто и денежно, как лечение миллионеров от чего-то чрезвычайно насущного. От импотенции, например. И доктор засучил рукава.

С 1917 по 1926 год, Воронов провел более пятисот пересадок на овцах, козах и быках, пересаживая яички молодых животных к более старым. Результаты были многообещающие. В результате пересадок старые животные обретали сексуальную прыть молодых особей. От опытов на животных доктор Воронов быстро перешёл пересадке яичек казненных преступников миллионерам, и когда спрос превысил его возможности по поставке, он начал использовать ткань с яичек обезьян. Сам доктор так объяснял свои предпочтения: «Обезьяна как будто выше человека по качеству своих органов, по физической конституции, более сильной и менее запятнанной дурной наследственностью: подагрической, сифилитической, алкогольной и проч.».

Первую официальную пересадку «желез обезьяны» человеку Воронов провел 12 июня, 1920 года. Поскольку обезьяну нечасто встретишь в лесах Франции, Воронов разработал «экономную» методику трансплантаций: В мошонку пациента пересаживались срезы яичек обезьяны шириной в несколько миллиметров.

Во время международного хирургического конгресса в Лондоне в 1923 году 700 известнейших хирургов со всего мира аплодировали успехам Воронова по «омоложению». В 1925 г. вышла книга Воронова «Омоложение прививанием», в которой врач описывал ожидаемые эффекты трансплантации ткани яичек: улучшение памяти, высокая работоспособность, отпадение потребности в очках (из-за укрепления глазных мышц), и продление срока жизни. Воронов также предполагает, что прививочная операция может помочь пациентам с «dementia praecox» (современное название - шизофрения). Кстати, повышение потенции в списке положительных эффектов Воронов ставил если не на последнее, то на предпоследнее место.

Воронов заверял, что в 90 процентах случаев достигается положительный эффект. Даже у людей от 70 до 85 лет, страдавших импотенцией, половое влечение после операции было восстановлено в 74% случаев. Так доктор Воронов описывал состояние некоего пожилого английского аристократа после пересадки яичка павиана: ««Больной покинул Париж через двенадцать дней после операции, и я увидел его только через восемь месяцев. Мой лаборант доктор Дидри и я были буквально поражены, когда увидели господина Е.Л., потерявшего половину своей тучности, веселого, с быстрыми движениями, с ясным взглядом, как будто смеющимся над нашим удивлением. Жир исчез, мускулы укрепились, и он производил впечатление человека с цветущим здоровьем. Он наклонил голову, и мы убедились, что он не преувеличивал, говоря, что его лысина покрылась густым белым пухом. Он приехал из Швейцарии, где поднимался на горы и занимался любимым англичанами спортом. Этот человек действительно помолодел на 15-20 лет».

К вышесказанному необходимо добавить, что таинственный Е.Л. умер через два года после операции.

Занимался Воронов и пересадой обезьяньего яичника женщинам. Он также проводил обратные опыты по пересадке человеческого яичника обезьяне и искусственного осеменения обезьяны человеческой спермой, правда, безуспешно.

Для бесперебойных поставок «расходного материала» Воронов открыл собственный обезьяний питомник на Французской Ривьере под руководством бывшего циркового дрессировщика. Операции по пересадке половых желез проводились во Франции и в алжирской клинике Воронова. К началу 30-х «омоложению» подверглось несколько тысяч весьма состоятельных людей, среди которых Гарольд МакКормик, председатель компании «International Harvester Company», и стареющий премьер-министр Турции. По слухам, пациентом Воронова был премьер-министр Франции Жорж Клемансо.

К доктору Воронову пришла слава. Поэт Эдвард Эстлин Каммингс воспевал «знаменитого доктора, который вставляет обезьяньи железы в миллионеров». Песня «Monkey-Doodle-Doo» написанная Ирвингом Берлином для фильма братьев Маркс «Кокосовые орехи», имеет строки: «Если ты стар для танцев — поставь себе железу обезьяны». В рассказе Артура Конана Дойла «Человек на четвереньках», профессор делает инъекции вытяжки из яичек обезьяны. Возможно, именно Воронов послужил прототипом профессора Преображенского из «Собачьего сердца» Михаила Булгакова. Помнится, Филипп Филиппыч тоже мешал науку с возмездной пересадкой обезьяньих яичников. До наших дней дожил рецепт придуманого в парижском Хэррис Баре коктейля "Гланды обезьяны". В 1920-х годах появились пепельницы в виде обезьяны закрывающей причинное место, с надписью по-французски, «Нет, Воронов, ты меня не возьмешь!»

А потом методе доктора Воронова пришёл конец. Даже странно, что шарлатана из-под Воронежа с высшим образованием и учёными степенями не раскусили сразу. Ведь при пересадке чужеродной ткани в организме немедленно запускаются процессы отторжения. Некоторое время кусочек железистой ткани действительно вырабатывает половые гормоны, главным образом, тестостерон, создающий видимость «омоложения». Но уже через несколько недель на месте трансплантанта остаётся ни на что не годный соединительнотканный тяж. И только рубчик на мошонке очередного олуха-миллионера напоминает о выброшенных на ветер деньгах. Знал ли об этом сам Воронов? Трудно сказать. Для того, чтобы убедиться в бесполезности пересадки, достаточно забить подопытное животное через некоторое время после операции и провести вскрытие. Так делали во времена друга животных доктора Павлова, так делают и сейчас. Но Воронов, вероятно, был из когорты тех славных шарлатанов, которые свято верят в действенность своих манипуляций.

В 1935 г. Эрнст Лако выделил из яичек быка «кристаллический мужской гормон» тестостерон. Для получения нескольких миллиграммов пришлось переработать несколько тонн бычьих яичек. В том же году немец Бутан описал структуру тестостерона, а неделей позже югославский химик Леопольд Ружичка сообщил о синтезе тестостерона из холестерина. Это и было искомое «омолаживающее вещество», ради которого доктор Воронов производил дорогие и небезопасные операции. Выяснилось, что тестостерон действительно регулирует половое поведение и выработку спермы, способствует росту мышечной массы, но не более того. Никакого омоложения инъекции тестостерона не приносили.

Английский врач Дэвид Хамильтон посвятил коллеге Воронову книгу: «Афера: гланды обезьяны». Хамильтон доказывал, что многочисленные пациенты, которые прошли операцию и хвалили Воронова, улучшили свое состояние в результате эффекта плацебо, попросту говоря, самовнушения. А доктор Кеннет Уокер, не стесняясь в выражениях, заклеймил метод Воронова как «не лучше, чем методы ведьм и колдунов».

Под давлением общественного мнения (и главным образом, ввиду отсутствия пациентов) доктор Воронов прекратил операции. После нескольких лет, проведённых в депрессии, он вернулся к светскому образу жизни, благо, заработанное на пересадках яичек состояние позволяло. Экстравагантный старик стал героем многих вечеринок и как ни странно, многих любовных романов. Осенью 1951 г., пребывая в возрасте 85 лет от роду, наш герой решил покататься на лыжах и сломал ногу. Старика доставили в клинику Лозанны, где он и умер в результате тромбоэмболии ветвей лёгочной артерии. Похоронен в русской секции кладбища Кокад в Ницце. Как говорят в Одессе: «Щоб я так жив!»

Источники:
http://bigmeden.ru/article/Омоложение
http://ru.wikipedia.org/wiki/Заглавная_страница
http://www.yagazeta.com/news.php?cat.29
Фото: memory.loc.gov

Tags: История Медицины
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments