Айболит-67 (aybolit_67) wrote in doktor_killer,
Айболит-67
aybolit_67
doktor_killer

Categories:

Этика, замполиты и профессиональное выгорание

«Если кого где убьют, значит так ему и надо.
Не будь болваном и не давай себя убивать».


Ярослав Гашек

Этика, замполиты и профессиональное выгорание

Профессиональное выгорание
Один из моих вышестоящих руководителей (да-да, Любезные Мои Читатели, как бы ни был крут Айболит-67, но между ним и Владимиром Владимировичем все же есть еще 2-3 руководителя, так сказать – промежуточное звено), так вот, один из этих руководителей однажды спросил меня:

- А какого вы мнения о (имярек)?

Речь шла об одном из моих врачей, в прошлом – моем же ученике.

- Хороший парень, очень толковый и грамотный, с широким кругозором… (я говорил совершенно искренне, то есть говорил именно так, как думал).

- А на мой взгляд он совершенно выгорел – сказал мне, как отрезал, мой вышестоящий босс. Я позволил себе с ним не согласиться и стал говорить о том, что каждому человеку в жизни нужна понятная перспектива, а когда таковой не видно, а есть только рутинно-каторжная работа за унизительный оклад жалования, то не мудрено и …

Вышестоящий босс пожал плечами и поморщился, что на языке Марселя Марсо означало бессмысленность дальнейшей дискуссии. Дискуссию я не продолжал, однако этот случай заставил меня серьезно задуматься о проблеме профессионального выгорания и перспективах врача в государственной больнице.

Итак, молодой человек приходит в стационар после ВУЗа, он полон сил и не чужд романтики, его разум открыт для познания всего нового, а в сердце живет (в той или иной степени) стремление спасать человеческие жизни.

Многие читатели уже здесь могут возразить мне, что сегодня у молодых врачей нет никаких благородных порывов, а на уме у них только деньги и…

Это ложь! Мне самому жаль, что многие молодые люди романтичны, потому что я, с высоты прожитого, прекрасно осознаю, в какую подлую ловушку их завлекает наше современное, само по себе абсолютно безыдейное и до тошноты циничное общество, общество потребления, однако романтиков и сегодня еще много, я бы сказал – патологически много. Так что не судите о других по себе, Господа Скептики!


Денег платят мало, однако молодой специалист какое-то время тешит себя мыслью, что:
1. он молодой специалист, и главный его «доход» (на первых порах) это не деньги, а знания и опыт;
2. к тому времени, как он станет матерым специалистом, сбудутся обещания президентов и прочих там премьеров и зарплата врачей станет «достойной».

Увы, Друзья Мои, в молодости мы все так охотно поддаемся иллюзиям!

Однако, начав работать, этот молодой специалист, весьма романтичный и еще совсем не выгоревший, обнаруживает, что для выживания (я подчеркиваю – не для жизни, а именно – для выживания!) одной зарплаты совершенно недостаточно. И он, оглянувшись по сторонам, видит, что все его коллеги живут на 1,5 – 1,75 – 2,0 и более. В одном и том же месте на 2,0 нельзя по закону, однако, можно посовмещать в соседской больничке, или же, что тоже не редкость, администрация твоего ЛПУ закроет глаза на твою переработку «в связи с производственной необходимостью» и оплатит тебе по ФОЧ (фактически отработанному времени), сохраняя при этом формальные 1,5 по бумагам, лежащим в отделе кадров.

Работая в таком режиме, молодой/молодая человек вскоре понимает, что такие простые человеческие удовольствия, как театр-музей-кино-шашлык-свидание-при-луне ему становятся чужды. Некоторое время можно сохранять равновесие, успокаивая себя тем, что «вся жизнь театр, а люди в нем актеры» (этому может очень способствовать профильный начмед, который (если он настоящий) соединяет в себе все преимущества кино, драмы и цирка в пропорции 3:5:12), больничная каша полезнее жареной баранины, лучшая луна - это бестеневая лампа и т.д.

Ключом к построению этого воздушного замка служит вера в «светлое будущее», которое должно непременно наступить с первого числа ближайшего месяца.

Обратим внимание на одно важное обстоятельство: питая нелепые иллюзии и строя воздушные замки, такой специалист большую часть своего времени проводит в стенах больницы, где постоянно лечит людей и (как бы пафосно это ни звучало) - спасает сотни человеческих жизней. То есть – приносит колоссальную пользу обществу, ничего не полчая от него взамен.

- Ничего, - говорит себе этот не вполне еще выгоревший романтик – ничего, что государство меня не ценит и почти ничего мне не платит. Главное для врача – не деньги от государства, главное – это уважение и любовь своего Народа!

Ему (этому молодому и наивному романтику) еще много предстоит узнать интересного о том, какова она, Правда Жизни.

Ему еще предстоит писать объяснительные и отвечать на жалобы тех, чью жизнь он спас. Те, ради кого он не спал ночей, еще тысячи раз плюнут ему в спину, оскорбят, осыплют цензурной и нецензурной бранью, обдадут чарующей волной четырехпромильного перегара, а порой и просто толкнут, пихнут рукой или ногой, ударят… А главный врач, разбирая очередную жалобу, написанную корявой рукой спившегося дегенерата, жалобой, в которой только грубых орфографических ошибок – две дюжины на один скомканый листок тетрадочной бумаги «в клеточку», этот самый главный врач сурово сдвинет брови и напомнит, что «больной всегда прав», «его ближний родственник всегда прав», «его дальний родственник всегда прав», «его собутыльник всегда прав», «бомж с соседней помойки всегда прав» и т.д. Хотя, проще и честнее было бы сказать: «в Российской Федерации врач всегда неправ». И сослаться при этом на клятву Гиппократа, в которой, дескать, есть специальный пункт (пункт 4.2.1.) касающейся именно этой загадочной для древнего грека северной страны.

Да, скифы мы…

Ну, ничего, познав на себе Щедрость Государеву, да испив до дна чашу Любви Народной, можно же посвятить себя карьере? Действительно, чем же плохо, если молодой врач желает сделать хорошую карьеру?

Здесь открывается еще одно интересное обстоятельство. Романтический юноша, познающий основы устройства окружающего его мира, вдруг со всей очевидностью обнаруживает, что в путинской России все существующие социальные лифты давно и надежно забиты родственниками, близкими друзьями и прочими однокашниками. Вы спросите – Его (Самого) однокашниками? Да нет же, что Вы, господь с Вами. Лифты забиты до отказа родственниками, близкими друзьями и прочими однокашниками Его родственников, друзей и однокашников. Впрочем, для рассматриваемого нами юноши/девушки это практически ничего не меняет.

Итак, потратив свою молодость и здоровье на спасение человеческих жизней, наш герой/героиня лет этак через пять-семь трезвеет и начинает объективно оценивать обстановку:
1. Денег нет и никогда не будет;
2. Народная Любовь – это если на тебя не написали жалобу и не плюнули тебе в спину;
3. Никакой карьерный рост в принципе невозможен.

Далее герой/героиня решает для себя сам: либо уходить из медицины, либо остаться на рабочем месте и выгорать дальше. Третьего не дано.

Допустим, что популяция нашего «молодняка» (хотя, через 5-7 лет это уже никакой не молодняк, а вполне зрелые специалисты) разделяется по принципу 50/50, т.е. половина уходит, а половина остается. Это уже означает, что оставшаяся в государственном здравоохранении половина начинает выгорать прогрессивными темпами: больных не убавилось, а количество физ. лиц врачей сократилось (в нашем примере) вдвое, значит – вдвое возросла и нагрузка на каждого оставшегося.

Оставшиеся, тем не менее, не сдаются. Именно благодаря этим, оставшимся, человек с перитонитом или травмой в современной России все еще едет в стационар и худо-бедно получает там лечение, а не остается подыхать на улице. Народная Благодарность оставшимся? См выше.

Сколько их, этих оставшихся? Когда-то мне довелось встречаться с однокурсниками на 20-летие выпуска. Ребята (и девчата) подходили ко мне, наливали, чокались, смотрели на меня с интересом:

- А ты, говорят, до сих пор в больнице работаешь? Ну ты и монстр!

Их слова были теплыми и дружескими. В них было искреннее восхищение тем, что кто-то из наших однокашников «все еще держится». Таких набралось семеро из пятидесяти собравшихся. Такая вот статистика.

Оставшиеся и не ушедшие работают сегодня, в лучшем случае – за двоих, часто – за троих-четверых, если посчитать количество больных на одного врача. Люди становятся резкими в словах и поступках, вспыльчивыми, порой – несколько неадекватными… Это и есть то самое «профессиональное выгорание», с которого я и начал свой разговор. И есть, стало быть, «проблема профессионального выгорания».

Но если есть проблема, то должны же быть и ученые, которые эту проблему изучают? Да, Друзья Мои, такие ученые есть, и они не дремлют!

Пошарив на бескрайних просторах всемирной паутины, я без труда обнаружил замечательный сайт, с материалами которого полезно было бы ознакомиться всем заинтересованным этой проблемой: http://bioethics.orthodoxy.ru

Отметим про себя, что «ортодоксы.ру» - это наше православное духовенство. Кому как не ему, идти в ногу со временем и озаботится такой важной проблемой. Тем более, что идти в ногу со временем легко и приятно, сверяя это время по баснословно дорогим швейцарским часам…

Найденное мною в интернете исследование проведено, однако, не РПЦ, а двумя выдающимися отечественными учеными, чьи имена я, за отсутствием под рукой скрижалей, привожу простым текстом:

И.В. Силуянова, д.ф.н., профессор, зав. кафедрой биомедицинской этики РНИМУ им. Н.И.Пирогова;

В.В. Яковлев, научный сотрудник НИЛ «Биоэтика и правовые проблемы в здравоохранении» РНИМУ им. Н.И.Пирогова.


Напомню, кстати, что НИЛ – это не река в мятежном Египте, а «научно-исследовательская лаборатория».

Спиноза, Кант и Гегель – тоже, конечно, философы, но рангом пониже: ни у одного из них не было в распоряжении «лаборатории», ни один из них не дослужился до должности завлаба.

Вы представляете себе лабораторию биоэтики, Любезные Мои Читатели? Пробирки, реторты, электроды с платиновым напылением, посредине – большой реактор, а в нем гомункулюсы плавают, и протоплазма кругом. Такая свежая. Такая активная (люблю активную протоплазму!). А на столах философские камни разложены, и лаборанточки, симпатичные такие блондиночки, разрабатывают основы правил общения дизентерийной амебы с эпителием кишечника. А на крыше – непременно радиотелескоп…

Я посмотрел в интернете: понятие «биоэтика» ввел в обиход один американский онколог в конце 60-ых годов. Если перевести с греческого (а слово это, несомненно, греческое), то это «наука о правилах общения и взаимоотношения живых существ». То есть, в частности, о правилах взаимоотношений дятла с деревом и широкого лентеца с хозяином.

Само существование науки с таким названием предполагает, что должны существовать и иные формы этики, небиологические по своей сущности. В частности, я выделил бы в особое производство «этику твердого тела», «коллоидную этику», «релятивистскую этику» и ряд других инновационных наук.

Возьмите меня в Сколково…

Интересно, что «биоэтика» пришла в нашу медицину аккурат в то самое время, когда из нее начала ручейком утекать по-настоящему медицинская наука – деонтология. Сегодня обыденной стала ситуация, когда консилиум врачей стоит у койки находящегося в сознании больного и вслух обсуждает «опухоль – метастазы – оперировать бессмысленно – он и двух недель не протянет». А больной все это с интересом слушает и мотает на ус. В годы моей врачебной юности профессора старой закваски за такое отодрали бы нещадно (и были бы правы), а сегодня никто не замечает дикости подобной ситуации. Почему? Да вот потому, что на смену старой доброй деонтологии победно пришла новомодная «биоэтика». Наука, для которой пациент не человек, а «биологический объект».

Откуда взялись в нашей стране ученые (доктора философских наук!), несущие нам свет новой науки? На этот вопрос ответить несложно: это замполиты. Как правило, они сегодня обитают в тех корпусах, где раньше располагались недоброй памяти кафедры марксизма-ленинизма. Марксизм внезапно закончился в 1992 году, а тысячи ученых, его адептов, оказались не у дел. При этом следует учесть два важных обстоятельства: все они очень хотели кушать и ни один из них категорически не хотел работать. Потому, что настоящие марксисты-ленинцы всегда руководствовались не тем лозунгом, что «всех стран соединяйтесь!», а тем, что «не мешки ворочать». А в «лаборатории биоэтики» мешков-то как раз и нет…

Ну, вернемся к теме нашего эссе – «профессиональное выгорание». Методологию исследования оставим на совести его авторов, отметив лишь, что (я процитирую):

«В опросе приняли участие 474 человека, в том числе из них мужчин - 35%, женщин - 59%*, (…)Неполная сумма процентных составляющих (<100%) объясняется отсутствием ответов части опрошенных, а превышение (>100%) – выбором 2 и более вариантов ответа одним опрошенным…»

Мне казалось, что на вопрос «мужчина вы или женщина» может ответить даже откровенный пидорас. Более того, мне также кажется, что философы, проводящие данное исследование, способны вообще не задавать этого вопроса, а просто «на глазок» определить пол интервьюируемого. Впрочем, я не философ и вполне могу ошибаться…

Результаты исследования по-своему великолепны. Проработав значительное время (и получая зарплату за наши с Вами, налогоплательщические деньги), ученые пришли к выводу, что причиной профессионального выгорания врачей является (как вы думаете, что?) –

Правильно! Нравственная ущербность самих врачей и неправильный выбор ими своей профессии! Не верите? – Ознакомьтесь с первоисточником!

Итак, нищенская зарплата, отсутствие жизненных перспектив, хамство и унижения снизу и сверху, беспрецедентная кампания травли врачей в СМИ, превосходящая по своему масштабу 1952 год, это все…

Да-да, российские ученые И.В. Силуянова и В.В. Яковлев установили, что все это не имеет абсолютно никакого значения! Виноваты в собственном выгорании сами врачи, нравственные уроды и моральные выродки! А что бы этого не происходило впредь, наши философы рекомендуют тщательнее проводить профессиональный отбор, не ограничиваясь одним лишь ЕГЭ.

А еще кто-то смеет говорить, что российская наука переживает какой-то там «упадок». Это при таких-то ученых и при таких ошеломляющих научных результатах!

Открытие московских ученых позволяет нам по-новому взглянуть на многие серьезные проблемы. Так, например, для меня становится очевидным, что ликвидаторы аварии в Чернобыле сами виноваты в своих проблемах: если бы они были людьми нравственно здоровыми и порядочными, то никогда не позволили бы проникающей радиации воздействовать на свои организмы. Похожая история и с бойцами пожарной охраны, получающими ожоги и отравления угарным газом. Нравственно чистый и духовно здоровый человек не должен позволять открытому пламени воздействовать на кожные покровы, а дышать всякой гадостью приличный человек, конечно же, не станет – это удел ублюдков и отбросов общества. Чтобы пожарные команды не страдали от ожогов, необходимо тщательнее подбирать личный состав…

И, наконец, главное. Скажите-ка мне, в свете полученных московскими философами научных данных, а стоит ли Владимиру Владимировичу действительно повышать зарплаты врачам до «200%»? Есть ли в этом ну хоть какой-нибудь смысл?


С уважением и до скорой встречи!
Айболит-67
при поддержке прогрессивных юристов г. Москвы.
Subscribe

  • Тренировка обоняния.

    На что в первую очередь жалуются заболевшие ковид? Да, в 65% пациенты перестают чувствовать запахи и вкус еды. И около 10% имеют стойкие симптомы,…

  • Болезни пищевода

    Лекцию «Болезни пищевода. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь» для студентов 4-го курса Саратовского государственного медицинского…

  • Покойтесь с миром.Мы вас помним.

    Памятник нашим погибшим коллегам авторства Романа Шустрова,петербургского скульптора,погибшего от COVID-19. Вьезд в центральный приемник Первого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Тренировка обоняния.

    На что в первую очередь жалуются заболевшие ковид? Да, в 65% пациенты перестают чувствовать запахи и вкус еды. И около 10% имеют стойкие симптомы,…

  • Болезни пищевода

    Лекцию «Болезни пищевода. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь» для студентов 4-го курса Саратовского государственного медицинского…

  • Покойтесь с миром.Мы вас помним.

    Памятник нашим погибшим коллегам авторства Романа Шустрова,петербургского скульптора,погибшего от COVID-19. Вьезд в центральный приемник Первого…