ge_shem (ge_shem) wrote in doktor_killer,
ge_shem
ge_shem
doktor_killer

Про зарплату и систему 2

11 апреля состоялась заседание Правительства РФ, которое было посвящено обеспечению системы здравоохранения врачебными кадрами.

Министру здравоохранения задали вопрос о врачебных зарплатах:

Вопрос: Наверное, все понимают, что дефицит врачебных кадров, причина дефицита в позорно низких зарплатах. В частности, я знаю, например, по регионам, по Тверской области, зарплата врачей там составляет 8 тыс. рублей. Из того, что вы сейчас сказали, что она будет увеличена на 200% через два года, следует, что она будет составлять 16 тыс. или даже меньше, если она сейчас 123% к средней по региону. На такую зарплату врачи всё равно не пойдут, и регионы всё равно останутся без специалистов. У меня вопрос такой: почему зарплата врачей складывается из каких-то разных и многочисленных составляющих? Почему, если настолько остра проблема дефицита кадров, государство не возьмёт на себя профинансировать нормальный прозрачный оклад для врачей, с тем чтобы действительно эта отрасль была у нас нормально работающей?

На мой взгляд, самая важная часть вопроса вот эта: Почему, если настолько остра проблема дефицита кадров, государство не возьмёт на себя профинансировать нормальный прозрачный оклад для врачей, с тем чтобы действительно эта отрасль была у нас нормально работающей?

Ответ был очень длинный, но я его не понял. Может быть у вас получится?

В.Скворцова: Конечно, вы правы в том плане, что в ряде регионов российских, не везде, но в ряде регионов (в Центральном федеральном округе эта ситуация достаточно распространена, в некоторых сибирских регионах, некоторые сигналы приходят из Уральского федерального округа) действительно в конкретных медицинских учреждениях врачи и медсёстры получают очень низкую заработную плату. Я хочу вам пояснить методологически ситуацию на сегодняшний день. Впервые за вторую половину 2012 года министерство вместе с профессиональным медицинским сообществом проработало особые документы, в основном финансовые документы, – стандарты медицинской помощи. Разработано 797 стандартов, из них уже на вчерашний день 781, по-моему, зарегистрирован Министерством юстиции. Таким образом, эти документы становятся обязательными к исполнению, они более не рекомендательные. Эти стандарты необходимы для того, чтобы рассчитать суммарно объём денег на медицинскую помощь. Потому что каждый стандарт лечения того или иного заболевания – это фактически усреднённый документ, где, как в прейскуранте, выписаны все медицинские услуги, которые потенциально могут быть использованы для лечения некоего усреднённого случая этого заболевания, а также лекарственные препараты и те медицинские изделия, которые имплантируются в организм человека, плюс кровь, препараты крови, лечебное питание и так далее. Все основные блоки прописаны в этом стандарте, указана кратность, усреднённая кратность использования того или иного элемента в стандарте. Фактически это некий чек, который позволяет определить среднюю стоимость лечения одного больного с конкретной патологией. И зная эту среднюю стоимость, и зная статистику, как часто это заболевание встречается, мы таким образом можем просчитать общее количество денег, которое необходимо для всех жителей нашей страны по конкретному заболеванию, а потом, соответственно, и просчитать полностью стоимость медицинской помощи, исходя из того, что отобранные для формирования стандартов заболевания, которые обуславливают 90% заболеваемости, то есть все основные классы заболеваний, и плюс обязательно отдельно создаются стандарты под те орфанные заболевания, которые очень дорого стоят. Они редко встречаются, но стоимость их велика, и это тоже рассчитывается и просчитывается. Впервые с момента советского Госплана мы это сделали в 2012 году, впервые мы обосновали то количество денег, которое необходимо иметь в системе, для того чтобы эти стандарты, которые наши профессионалы написали, наше профессиональное медицинское сообщество, чтобы они полностью были финансово насыщенны.

Эти деньги дальше, соответственно, разделяются по регионам, по каждому из 83, на основе бюджетной обеспеченности каждого региона, показателей заболеваемости и смертности, определённых региональных индексов и коэффициентов. Это особая методика, которую даёт нам Министерство экономического развития, Минфин. Деньги распределяются по регионам, а дальше они приходят в регион и должны распределяться уже по лечебно-профилактическим учреждениям, по медицинским организациям. Для того чтобы эти деньги распределялись адресно, в зависимости от профиля  учреждения, от плановости и экстренности, Министерством вместе с Всемирным банком была проведена работа в 2012 году и, основываясь на лучшем международном опыте, создана специальная методика адресного доведения средств до конкретного лечебного учреждения на основе так называемых клинико-статистических групп (они же называются в английской транскрипции DRG – связанные с диагнозом группы заболеваний).

В основе каждой группы – закономерность формирования тарифа, потому что есть группы заболеваний, где стоимость медицинской помощи в основном определяется стоимостью, скажем, искусственного сустава или дорогого импланта, а, соответственно, стоимость работы медицинских работников – это всего 20–30% от тарифа. А другая группа заболеваний, где, скажем, абдоминальная хирургия, там 80% в тарифе – заработная плата, потому что нет никаких дорогостоящих компонентов, главное – это умение конкретного хирурга.

Система DRG (клинико-статистические группы) была 40 лет назад разработана в Австралии, и сейчас это главная методика формирования тарифов и точечного доведения денег до учреждений, которая используется во всём мире: в Австралии – самая совершенная, они 40 лет её лакируют и полируют, в Германии – более 25 лет, в Америке, везде. Мы создали эту методику, и в ноябре она была утверждена нашим приказом, и, соответственно, разослана в декабре рекомендательно территориям.

Как происходит дело в регионах? Каждый регион имеет свою медицинскую тарифную комиссию, в которую входят и представители департаментов здравоохранения каждого региона, и представители медицинского профессионального сообщества, и представители администрации региона, и профсоюзы, и пациентские организации и так далее. Специально в законах  №323 «Об основах охраны здоровья граждан» (это наш системный закон) и №326 «Об обязательном медицинском страховании» прописывается, как должны работать эти тарифные комиссии. Так вот, все деньги, которые поступают в регион, приходят в эту тарифную комиссию. Дальше тарифная комиссия (она достаточно самостоятельна) начинает определять, по какому механизму эти деньги доводятся до учреждения. Существует всего три механизма. Есть самый отсталый, по которому давным-давно уже никто не работает, но у нас часть регионов продолжает пока работать: когда платят за койко-день или за количество принятых пациентов в амбулаторном звене, то есть это такие осколки 1950–1960-х годов, которые не отражают  эффективности работы системы и фактически приадресовываются к формальным показателям деятельности амбулаторного или стационарного учреждения. А есть методы, о которых мы говорим «современные». Мне приходится сейчас с каждым из регионов в отдельности и со всеми вместе и в режиме видеоконференции, и в режиме медицинских активов каждый день общаться – с группами губернаторов и, соответственно, вице-губернаторов, министров, разъясняя им, как должна работать тарифная комиссия. Речь идёт о том, что это полномочия самих субъектов. Методологически центр федеральный может помогать, и мы даём методические рекомендации, какие-то подходы к нормированию и так далее, но они осуществляют это самостоятельно.

Наша задача – грубо не нарушая полномочия субъектов Российской Федерации, чтобы не было нам в этом предъявлено обвинение, потому что каждый регион дорожит некой своей самостоятельностью, тем, что по закону действительно отдано в полномочия региона, но тем не менее нам надо выстроить систему мониторирования. И мы её выстроили: с 15 апреля мы начинаем получать ежемесячно информацию из каждого региона по средним заработным платам для врачей и среднего медицинского персонала в разрезе не муниципалитетов, а каждого медицинского учреждения. Я хочу на это обратить внимание, потому что в муниципалитетах можно смешать одно с другим и вывести показатель, как правильно было сказано, красивый, что мы и получаем обычно. А вот когда будет касаться конкретных медицинских организаций, тут мы увидим, сколько реально получают врачи и медсёстры. Мы сейчас эту мониторную систему внедрили. Каждого 15 числа последующего месяца мы будем получать информацию о предыдущем месяце. И более того, Олег Олегович (О.Салагай) здесь присутствующий, пресс-секретарь министерства, организовал специальную горячую линию, куда информация такая приходит и в виде открытых писем мне, и в виде конкретных сигналов о неблагополучии в том или ином регионе, но не тотально, а, как правило, в одном или другом учреждении.

Я хочу ещё напомнить: ведь у нас уже с 2010 года работают особые правила формирования оплаты труда фонда в каждом учреждении. В каждой организации  её руководитель имеет огромную самостоятельность – он решает, скажем, сколько взять людей в штат на один и тот же функционал, на сколько ставок разрешить работать той или иной единице, который распределяет этот фонд внутри каждого учреждения. И эта самостоятельность, когда внедрялась, была призвана дать возможность работать максимально эффективно, максимально экономно внутри неких конкретно заданных условий, внутри каждого учреждения. Но в случае если во главе этого учреждения оказывается, скажем, нечестный человек, он этим же пользуется с совершенно противоположным знаком.

Поэтому мы просто все должны… Во-первых, мы будем благодарны, если и вы будете нас информировать о неблагополучии в конкретных каких-то местах. Это не тотальная ситуация. Во многих регионах становится реально лучше, и в большинстве учреждений. Но сам факт, что вот такие безобразия встречаются, конечно, требует нашей быстрой реакции, с учётом того, о чём мы говорили: дефицит кадров, а тех, кто работают, обижают. Бывают такие ситуации.

Мы будем работать вместе с Фондом обязательного медицинского страхования, который имеет право через свои территориальные подразделения тоже проверять, как идут финансовые потоки, с Росздравнадзором обязательно – это так называемый государственный контроль, и будем проводить вот такой мониторинг по организациям. Мы надеемся, что большое количество нарушений мы сможем предотвратить. Но человек – есть человек, там, где есть человек, там всегда есть некие риски искажений каких бы то ни было, поэтому работайте вместе с нами. Мы будем очень благодарны.


Источник
Subscribe

  • опрос

    Большинство косметологических процедур если они сделаны не по показаниям, с нарушениями технологии, а иногда и без видимих причин (редко, но…

  • Если бы я не был медиком...

  • На круги своя

    Отмечаю проявление одного необычного заблуждения, из присущих человеку на втором этапе модели Кюблер-Росс — направление гнева на «руку колющую».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • опрос

    Большинство косметологических процедур если они сделаны не по показаниям, с нарушениями технологии, а иногда и без видимих причин (редко, но…

  • Если бы я не был медиком...

  • На круги своя

    Отмечаю проявление одного необычного заблуждения, из присущих человеку на втором этапе модели Кюблер-Росс — направление гнева на «руку колющую».…